Статистика:

Статьи:







Камчатка - земля контрастов.

Мы уже сообщали, что 10августа в нижний новгород возвратились участники экспедиции "нижегородцы на камчатке-2000". Экспедиция была задумана в минувшем году нижегородской школой выживания. Цель - присвоить одному из камчатских перевалов имя нижегородского и проложить новые для нижегородцев туристические маршруты по самому краю земли. Состав экспедиции: директор нижегородской школы выживания наиль мухамадиев, радистка светлана зубкова, предприниматели андрей кокорин и алексей пулочкин, тележурналист юрий немцов, журналисты олег чесноков ("биржа") и татьяна ермошина ("кп-форпост"). За две недели пройдено по горам, по горной реке, на вездеходах и автомобилях более двух тысяч километров. В сложных погодных условиях совершено восхождение на перевал, расположенный на высоте 3300 м, который отныне носит название нижегородский. Освоены два возможных туристических маршрута, которые можно отнести к категории экстремальных.

Спонсорами экспедиции выступали фирма "россбел", горьковская железная дорога и агентство "биржа плюс".

Суета вокруг рюкзака. Сборы в экспедицию - вещь весьма хлопотная. Особенно если ощущаешь себя при этом полным "чайником" (здесь и далее потребуются некоторые разъяснения: "чайник" - человек неопытный). Само слово "экспедиция" чайника если и не пугает, то здорово настораживает. Рюкзак, как правило, набивают тем, что в дальнейшем совсем не потребуется. Хотя руководители и инструктаж проводят, и список обязательных вещей прилагают. На месте выясняется, что ватный спальник не греет, купленные ботинки на леднике не держат, кожаные перчатки рук от холода не защищают, пижонистый джемпер хорош лишь вечером на лавочке возле дома. Словом, все как у джерома к. Джерома.

Зато уже там, в экспедиции, от опытных участников узнаешь, что существуют легкие пуховики, синтепоновые спальники, горные ботинки и пропитка для них.

В путь. Как бы то ни было, а рюкзак набит и экспедиция началась. До москвы доехали на "газели" школы выживания. Это в чем-то даже удобнее, чем поездом: утром встали у реки киржач, искупались и в столицу въехали довольно бодрыми.

Домодедово. Отсюда летают самолеты на камчатку и на дальний восток. Проходим контроль, поминутно возвращаясь для досмотра, потому что все равно в каком-нибудь кармане что-нибудь забытое металлическое да зазвенит. Наконец заняли места в ил-62 и вздохнули с облегчением. Свободных мест нет - камчадалы возвращаются из отпусков с материка (опережая, замечу, что материком зовут там все земли, что от них за охотским морем. Хотя камчатка и не остров). Самолет разбегается и - до свидания, материк. Здравствуй, камчатка!

петропавловск-камчатский. Впрочем, до "здравствуй" еще девять часов полета и два обеда в пути. Время проходит неожиданно быстро, и вот уже за иллюминатором из облаков выныривает заснеженная шапка то ли карякской, то ли авачинской сопки. Ил-62 приземляется в елизово, в двух десятках километров от питера (питер здесь - это петропавловск-камчатский). Аэропорт своеобразный: в одном конце стоят боевые самолеты и вертолеты, в другом режут отслужившие свой век дальние бомбардировщики б-12. Аэровокзал невелик. Нас встречают полковники бритвин и бондаренко. На ближайшие две недели они по очереди будут нашими ангелами-хранителями. Грузимся в два микроавтобуса, попутно отметив, что все до одной автомашины на площади перед аэровокзалом - японские, с правым рулем. Наши "микроши" тоже. Пока ехали до места первой ночевки, все время хотелось крикнуть тому, кто сидит слева, чтобы на дорогу смотрел.

Оказалось, что ночевать будем на курорте. В полном смысле этого слова. Курортный домик стоит над самой паратункой (местная речка). Бросив рюкзаки, отправляемся в петропавловск-камчатский. Город расползся по холмам вокруг авачинской бухты, опутав их серпантином дорог и улиц и в какой-то степени обезобразив безликими строениями архитектурных стилей "баракко" и "хрущебы". К тому же дома из железобетонных панелей обиты листами проржавевшего железа. Мы долго думали для чего, оказалось, от землетрясений.

Побродили по городу, зашли на рынок. Все как у нас, но цены на привозное в два раза выше. А то и в три. На берегу бухты почувствовали, что океан рядом: влажный, пахнущий йодом и водорослями ветер был прохладен. Но побывать у тихого океана и не искупаться в нем - кощунство. Покрываясь гусиной кожей и синея на глазах, лезем в достаточно грязную воду залива.

Она соленая и обжигающе холодная. Накупались быстро. Местные смотрели на нас взглядом врача-психотерапевта. Они купаются в океане, разве что упав случайно с катера. А с пригорка не менее изумленно смотрел на нас в.И. Ленин. Памятник ему здесь называют почему-то бэтменом. Наверное, из-за развевающегося плаща за спиной.

Курорт. Вечером впервые пробуем, что же это такое - горячие источники. Прямо на территории курорта сделана очень цивилизованная купальня с регулируемой подачей горячей и холодной воды. Минеральная вода приятно расслабляет мышцы, уставшие за девять часов сидения в самолете. Рядом плавают какие-то иностранцы. Спокойно мы купаться не умеем и начинаем нырять в бассейн с высоты солярия. В результате вскоре остаемся единоличными хозяевами источника.

Долина гейзеров. Рано утром на "урале" с кунгом выезжаем к месту сплава. По дороге посещаем местность, названную малой долиной гейзеров. Они бьют из склона мутновского вулкана. Энергии вулкана хватит, чтобы вращались турбины геотермальной электростанции, которую здесь строят "под ключ". Линия электропередач уже связала строящуюся станцию с поселком елизово и далее - с питером. Нас больше интересуют гейзеры, парящие на склоне. Забираемся туда. Уже на подходе ясно различим запах сероводорода. Гейзеры различные - водяные и грязевые. Один из склонов серо-голубого цвета. Оказалось, это та самая голубая косметическая и лечебная глина, так полезная для организма. Может, и полезна, но отмывается с трудом.

Неподалеку строится фешенебельная гостиница для богатых людей, рядом вертолетная площадка. Значит, и здесь скоро станет многолюдно.

На мутновском перевале нас ждет пересадка. Дальше до реки опалы и одноименной сопки, которую она огибает, добраться можно только на гусеницах. Нас встречают виктор, петр и павел (и тут петропавловск!). Они вместе с бондаренко будут сопровождать нас на сплаве.

Хозяева. Виктор бутин - личность во всех отношениях примечательная. Род свой ведет от казака бутина, который шел с экспедицией беринга, да за излишнюю вольность был высажен на юге камчатки. Среди предков будулая (именно так все здесь зовут виктора за внешнее сходство с киногероем) числятся и ительмены, и, возможно, эвены; словом, как сам он говорит, намешано много и получился такой вот "нерусь".

Места, по которым движется наш гтт (гусеничный тягач тяжелый) - вотчина будулая. Он арендует 84 тысячи гектаров угодий, рек и лесов, где промышляет соболя, медведя, рысь, росомаху, ловит нерку, кижуча, чавычу, горбушу, кету. И охраняет все это от чужаков.

Гтт ведет петр. Он лихо управляется с рычагами, попадая в прошлогодний след. Это важно, поскольку после гусениц тонкий покров тундры не восстанавливается годами. Кстати, петр из-под чебоксар, почти земляк. Павел - мрачная личность, выходящая из глубокого запоя. Спиться здесь легко, достаточно потерять работу. Когда-то он работал буровиком у будулая, когда тот бригадирил на буровой. Теперь будулай опять взял его к себе. Спасает.

Вдали от спиртного, на зимовье, павел отойдет.

Едем наверху, "на броне". Солнце палит вовсю, с ледников бегут ручьи, веет прохладой. Слава (бондаренко) из карабина пытается подстрелить сусликов, которых здесь полно. Удивительно, по размерам они с хорошую собаку, а мясо, говорят, натуральная свинина. Суслики благополучно скрываются в норах.

Слава раздосадован.

По прямой до зимовья не более 20 км. Мы едем уже несколько часов то вверх, то вниз, объезжая сопки. Пейзажи воистину рериховские. Может, только цвета чуть другие. Особенно контрастны среди снега зелень травы, яркие пятна рододендронов, иван-чая, колокольчиков, мытника и еще чего-то, известного только ботаникам.

Зимовье. Гтт ныряет в лес. Каменная береза, стелющийся кедрач, какие-то другие деревья и кустарники плотно обступают ложбину, по которой движется вездеход. Ветки едва не сбивают нас с брони, только успевай уворачиваться.

Неожиданно выскакиваем на открытое пространство луга. И тут же замечаем первых медведей. Медведица с медвежонком удирают от рева двигателей. Едва успеваем снять их на видео. Через сотню метров, у самого зимовья, замечаем еще одну медведицу, но уже с двумя медвежатами. Но вот, наконец, и зимовье будулая.

Несколько деревянных домиков появились здесь лет пять назад. До этого будулай с петром обходились одним. Много ли охотникам надо. Но когда пошли иностранцы, пришлось строиться. Тарахтящий дизель вполне сносно снабжает весь лагерь электроэнергией. Вечером, когда стемнело, зимовье смотрится как приличный хуторок.

Еще одна достопримечательность находится ровно в 1250 шагах - горячие источники. Их два рядом. Но по незнанию можно и пострадать: в одном температура доходит до 98c, в другом около 43c. Легко догадаться, в котором купались мы.

1250 шагов надо сделать по лесу. А памятуя о том, что рядом медведи, ночью ходить страшновато. Поэтому, когда наиль, шедший сзади, обронил фразу, что нападает медведь обычно на того, кто сзади, он же первый и задумался. И для успокоения добавил, что иногда и на переднего. Цепочка идущих тут же сжалась до кучки.

Сплав. На луговине возле зимовья мы надули (или накачали?) четыре резиновые лодки и большой спасательный плот. Основную массу вещей сложили в плот. И отчалили. Так начался сплав по реке опале.

На камчатке насчитывается более 14 тысяч рек и ручьев, около 100 тысяч больших и малых озер. Протяженность рек, как правило, не более 10 км. Свыше 100 км длины имеют лишь около сотни. Среди них и опала. Вода в ней холодная и чистая. Пьем, зачерпывая кружкой прямо с борта. Воздух такой, что тоже хоть кружкой черпай - так насыщен запахами и свежестью. Но восторги восторгами, а под ноги, точнее, под воду, глядеть надо. На одной из проток, обходя большой залом, образованный стволами упавших деревьев, мы на полном ходу буквально нанизываем плот на острый сук топляка, не видимого под водой. "Спасайся, кто может!" - и вот уже все на берегу. Мокрые, но целые.

Хорошо, вещи и продукты в рюкзаках предусмотрительно упаковали в целлофановые мешки. Выручает жаркое солнце - просохли сами и быстро заклеили просохший плот. Двинулись дальше.

Время от времени будулай, идущий на лодке впереди, поднимает весло. Это знак - впереди медведь. На берегу у самой воды или на взгорье на фоне неба эти таежные великаны, вставшие на задние лапы и с любопытством разглядывающие незнакомцев, плывущих в ярких штуковинах, видны особенно четко. Не подпуская близко, медведи уходят. И только высокая трава своим шевелением выдает направление их отхода.

Будулай сказал, что нам повезло: на достаточно коротком отрезке реки мы насчитали более двух десятков "хозяев тайги". Больше всех "повезло" татьяне ермошиной. Огромный медведь буквально вывалился на берег в паре метров от лодки, в которой сидели татьяна с полковником бритвиным. До сего момента не умевшая грести, да и не особо желавшая учиться татьяна, услышав за спиной треск и грозный рык, с такой прилежностью поднажала, что лодка без участия полковника оставила всех остальных далеко позади. Медведь с перепугу махнул в сопки.

Опалу в нескольких местах берега сдавливают так, что течение, и без того быстрое, становится стремительным. В таких местах сплавщиков поджидают пороги. Первый порог мы прошли довольно спокойно, даже не успев понять, что это был порог. Хотя повертеться и поработать веслами пришлось. Нас сразу "успокоили": завтра будет настоящий порог, а пока - ночевка.

Палатки раскинули на открытом лугу. Здесь ветерок сдувает гнус и комаров. От костра разошлись далеко за полночь. Светлана зубкова в очередной раз вышла в эфир и передала итоги дня через петропавловск в нижний по цепочке любительской радиосвязи.

Утром будулай проверил сети и приготовил уху из красной рыбы. Вкус - непередаваемый. Загружаемся и продолжаем сплав. Неподалеку причаливаем к берегу и с удивлением видим, как вода в опале... Кипит. Оказалось - котел (место выхода из земли в реку минеральной воды). По вкусу - нарзан да и только. Набираем "газировки" во все емкости, напившись прежде по-таежному, через полые стволы дудника.

Вот и перекат. Его называют тесное место. Действительно, тесновато от нависающих берегов, от огромных валунов, высовывающихся посреди бурного потока то тут, то там. Часть вещей по горе перетаскиваем за порог. Отчаливаем и начинается веселая жизнь.

Плот, как норовистая, но неповоротливая лошадка, сразу ныряет в буруны. Момент - и пара-тройка ведер воды у тебя за шиворотом, и тебе уже все равно, сколько ее будет дальше. Через секунду все сидят по пояс в ледяной воде и хоть как-то пытаются управлять неуправляемой в общем-то посудиной.

Избежать камней огромному монстру, рассчитанному на спасение людей в условиях моря, конечно же, не судьба. Тем не менее, как ни странно, нам даже удается увернуться от самых страшных валунов. А может, им от нас? кто знает? в этих волшебных краях все возможно.

Наблюдать со стороны прохождение таким плотом порога - занимательная картина. Юра немцов, снимавший все это сверху, искренне верил, что это ему мы машем руками и ногами и кричим. Он в ответ даже прокричал что-то вроде "хорошо идете". Наивный. Не то что посмотреть, скосить глаз в его сторону никто не смог. Не успел. Это только с берега кажется, что плот идет медленно. Доли секунды (как нам показалось) - и залитый водой плот пулей вылетел из каньона. Мы едва успели прижать его к берегу, где нас уже ждали.

Весь отдых был посвящен отжиманию белья. Затем несколько часов сплава - и мы уже стоим, дожидаемся гтт петра. Еще пара часов на вездеходе (по дороге будулай успел еще погоняться за лисенком) - и долгожданное зимовье, теплые домики, горячая еда и уже знакомые 1250 шагов, отделяющие нас от блаженства.

В горы. Обратная дорога с зимовья в елизово показалась намного короче. Погода начала портиться, опала проводила моросящим дождем. На месте нас ожидал сюрприз. Бондаренко договорился, и нам дали время в термальных ванных санатория министерства обороны. Они интересны не тем, что здесь купались все министры обороны, не тем, что здесь отдыхал б. Ельцин (мы, кстати, посидели на том диванчике, где он сиживал), а своими тремя источникам с разной температурой воды: 30c, 38c, 43c. Переход из одного в другой сам по себе приятен, но, оказывается, здесь уникальная микрофлора. В горячем источнике живет какая-то водоросль, изучить которую никак не могут, поскольку при малейшем изменение температуры и состава воды она погибает.

До москвы так и не смогли довезти. Здесь терешкова лечилась от бесплодия. Помогло. А в более прохладном даже рыбки живут. Как выживают, никто понять не может.

Завтра в горы. Штурмовать будущий нижегородский перевал.

(Продолжение следует).

Петропавловск-камчатский- нижний новгород.

Олег чесноков.





Наверх
Авторизация
Логин
Пароль
зарегистрироваться
напомнить пароль
Статьи
Новости
Подписка

http://di-rabota.ru Copyright © 2004-2008, http://di-rabota.ru [email protected]://di-rabota.ru